История Ричарда Принса и его 100000-долларового искусства из Инстаграма

prinsКак далеко можно зайти с копированием картинок из интернета?


Недавно популярный художник Ричард Принс наделал много шума и неразберихи, организовав выставку композиций, целиком основанных на фотографиях, взятых из ленты Instagram. В основном он использовал фотографии девушек в соблазнительных позах, взятые из аккаунтов пин-ап группы “Suicide Girls”, откровенной писательницы Карлай Стиортино, женщины музыканта Скай Феррейра. Впервые выставка “Новые портреты” была организована в Нью-Йоркской галерее Gagosian в 2014 году. Но всемирную известность она обрела после того, как фотографии начали продаваться в Frieze Art Fair (Нью-Йорк) по цене почти 100 тысяч долларов каждая.

Откровенно говоря, на этот раз Принс ничего нового не придумал. Он стал очень успешным художником, построив свою карьеру на присвоениях чужого. Его путь в большое искусство начался в 1970-х годах с повторения фотографии “Ковбой” Сэма Абеля. Работы инсталляции 2011 года “Покрытие Поллока” сделаны из фотографий Поллока, разложенных поверх произведений Ханса Намута.

Принс зарекомендовал себя, как человек с оригинальным взглядом на чужие работы, и это обеспечило ему правовой иммунитет. Однако на этот раз он слишком близко подошел к черте. Самыми крупными изменениями изображений в “Новых портретах” стали глуповатые комментарии Принса под изображениями девушек. Например, под одним из портретов Феррейра в красном автомобиле он написал: “Сегодня наслаждайся поездкой. Давай повторим это. Ричард”.

Владельцы аккаунтов Instagram по разному отреагировали на заимствования. Стиортино заявила изданию Business Insider: “Я не понимаю, почему вокруг этого столько шума. Это честь для меня стать частью подобных произведений искусства”. Основатель Suicide Girls, Мисси Суицид заявила организаторам проекта, что чувствует “нарушение своих прав кем-то, кто не имел на то права”. В отместку Мисси стала продавать за 90 долларов портреты из аккаунта Suicide Girls тех же размеров и в том же исполнении (распеченные на холсте), в каком их делает Принс. В ответ Принс заметил, что это “разумная” мысль.

prins-2В общем, этому “мастеру” не привыкать к подобным заварушкам. В 2011 году на Принса был подан иск за использование в созданных им коллажах иллюстраций из книги “Yes Rasta” Патрика Кэрью. The New York Times сообщила, что один из тех коллажей он продал почти за 2,5 миллиона долларов. Судья Дебора Бэттс постановила, что Принс нарушил закон, присвоив иллюстрации Кэрью. Она не нашла “добавленной ценности” или “трансформации” оригиналов в работах Принса. Но тот подал апелляцию, и решение суда было отменено, за исключением пяти композиции, которые отправились на дополнительную экспертизу. Профессор юриспруденции в области искусств Эми Адлер в письме, направленном в Art in America, написала: “Суд решил, что в художественном произведении можно не ссылаться на работу-первоисточник, и это не посчитают недобросовестным использованием”.

Принс сумел выйти победителем из судебных баталий в связи со сложностью самого понятия “добросовестное использование” (а еще потому, что он очень богат). Добросовестное использование — это довольно аморфная вещь в мире искусства. Ведь почти все оно сегодня строится на исторических или популярных образах. Чтобы сделать аргументированное заключение, надо разобраться с “целью” и “характером” работы, количеством позаимствованного материала, защищенного авторским правом, а также его вкладом в рыночную стоимость произведения искусства. Суды определяют добросовестность использования, опираясь на предыдущие дела, и четких критериев здесь не существует.

Чего добивался Принс с помощью своих “Новых портретов”?. Мне кажется, что он нащупывал границы в законодательстве об авторском праве. Вытянув хорошо узнаваемые изображения из их контекста и лишь слегка изменив, Принс пытается доказать, что может таким способом создать новое, более ценное произведение искусства. Не каждому сойдет с рук подобное “творчество”. Люди отдают десятки тысяч долларов за эти картинки только потому-что за ними стоит Принс. Вы ведь не думаете, что они делают это ради увеличенных фотографий из Инстаграма.

Юрист по патентам и авторскому праву Джон Арсенал заявил, что хотя это выглядит, как самый обычный плагиат, с юридической точки зрения все гораздо сложнее. “Когда я впервые увидел выставку, то подумал, что это круто, но сухо”, — сказал он. — “Но я посмотрел снова и увидел, что были отобраны особенные изображения, а комментарии под фотографиями ставят перед нами вопросы. Глупые вопросы, особенно учитывая то, за сколько это продается, но куда нам до этого”.

Оставить комментарий